Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

О вынужденной коррупции

Не так давно соцсети смеялись над новой российской законодательной инициативой — вынужденной коррупцией. Смысл: если коррупция избавляет от большего зла, она простительна. Например: авария на теплотрассе посреди зимы, и закрыли её самыми дикими средствами, в том числе не вполне законными; что лучше — законность или тепло? Или — реальный случай — полицейский заправил квадроцикл поисковика со своей топливной карточки.

Точно так же иностранное гражданство непреодолимой силы: не предусмотрен или затруднён выход из гражданства. Интересный крючок в украинском гражданстве сумел найти Анатолий Вассерман: на Украине запрещено двойное гражданство, и как только Темнейший даровал ему гражданство, он послал в украинское посольство бумагу: я стал россиянином и автоматически лишаюсь украинского гражданства.

Я почти уверен, эти инициативы станут обходом для недобросовестных. Но всё-таки это признание двух фактов: Россия обложена со всех сторон, и без коррупции сложно что-то сделать в пожарном порядке.

Про феминитивы

Оригинал (на Украине смотреть через TOR, отключаясь-подключаясь, пока не попадётся подходящий выходной узел).

Феминистки любят говорить: авторка, режиссёрка, докторка. Для большинства из нас эти слова режут слух. Почему?

А потому что у суффикса -ка есть и второе значение — разговорное сокращение. Авторка — авторская работа, не ширпотреб. Режиссёрка — режиссёрская версия фильма. Докторка — докторская диссертация.

В комментариях было слово алкашка. Хорошо, уволен за алкашку. То есть за пьянство.

Максим Кронгауз упоминает ещё один аргумент: пусть язык развивается сам, и феминитивы укажут, насколько развито в народе равенство полов и отношение к женщинам в профессии.

Непричёсанные мысли по поводу прав меньшинств

Вот — скорее всего, неверная — попытка объяснить, откуда растут уши у современных прав меньшинств.

Предположим, Антон делает телевизоры, Борис их продаёт. Оба конкурируют за прибыль и будут продавать телевизоры так, чтобы быть в относительном выигрыше. Если предположить, что Антонов много, а Борис один, то все эти Антоны будут довольствоваться небольшой прибылью: ведь Борис сможет выбирать производителя. Ну и наоборот. В общем, борьба промышленника с продавцом.

Не существует независимых СМИ, и никогда не существовало — все они кому-то принадлежат.

И тут в 80-е годы в попытке западного мира стать экономически эффективнее СССР начался перенос производства в Китай. При этом часто случается, что компания не владеет производством, а делает заказы у китайских подрядчиков, а потом клеит на том, что получилось, свой бренд — в общем, продавец. Подрядчиков в Китае много, брендов в стране мало, и основная прибыль у того, у кого громкий бренд. Сыграл роль и китайский менталитет — они хотят скрытно наеть всех, снижая планку качества — и мелкие бренды не могут так следить за качеством, как крупные.

Около 2010 случился ещё один удар по производителям — информационная революция, растянувшая интернет по всему миру и предложившая неплохо действующее машинное обучение. Появились торговцы информацией, которые по менталитету тоже торговцы. И торговцы победили в войне, как минимум в США.

У торговцев есть два «горба» в квалификации сотрудников: чернорабочие (упаковщики, курьеры, уборщики и прочие) и интеллектуалы, желательно творческие (те, кто собственно продаёт, разрабатывает и так далее). А среднего — более-менее квалифицированных рабочих — нужно мало. Точнее, они нужны, но китайским подрядчикам.

Теперь о меньшинствах. Торговцы, получив деньги и власть, методом псевдонаучного тыка выработали повестку, которая неплохо им подходит. Поддержать творцов в их странностях, поддержать неквалифицированных в их этнической преступности, деморализовать работяг и дать моральное право нападать на других.

На страны вроде Китая подобная пропаганда не действует. И это нормально: пусть Китай и производит.

Моя рецензия на фильм «Аферистка»

Само исходное название — «I care a lot» — было «чёрным», и прямое «Аферистка» не идёт ни в какое сравнение с ним.

Актёры и операторы на высоте, фильм снят отлично. Но давайте о сюжете.

Уже в начале показывают суд между двумя не очень приятными персонажами: распсиховавшимся реднеком и лощёной леди. Вот и выбирай, за кого ты. Поначалу встаёшь на строну леди, но впоследствии понимаешь, что она редкая коза.

Лощёная леди, оказывается, лесбиянка, но это не особо влияет на образ и сюжет. Куда больше добавляют к её образу постоянные занятия в «качалке» и здоровенная электроцигара, которую она постоянно сосёт.

Ещё со средневековья существует жанр «плутовской роман». Может, авторы хотели сыграть на этом жанре, но не получилось — лощёная леди не простая плутовка. Она не просто присваивает имущество, но и ломает человеческие жизни, пользуясь искусно растянутой коррупционной сетью. Может, это и комедия, но главная героиня вообще не обладает смешными чертами: эта самая лощёная леди настолько ссучившаяся и стервозная, что смотришь фильм с омерзением.

Куда более комичен антагонист — русская мафия. Причём и контингент этой мафии узок, и охрана на уровне «во лошáки», и подручные постоянно косячат, так что и на мафию не тянет — так, средней руки криминал. Но до настоящих комедийных персонажей на уровне французских криминальных комедий не дотягивает. И вот «сражения» между этими товарищами нам и предстоит смотреть — напрашивается интернетовская аббревиатура «ЕЖГ».

В украинском дубляже, наплевав на правила украинского языка, передали имена мафиози в русской транскрипции. Но это так, маленький штрих к гибридной войне Украины.

Ах да. Ещё одна фишка плутовского романа — высмеивать пороки общества. Русская мафия не тянет на порок общества, тяга к обогащению так и не обыграна, а другого общества, чьи пороки можно высмеивать, в фильме и нет. Может, американцы и найдут там темы дыр в их собственных законах, коррупции и бессилия перед системой, но для нас, где коррупция и бессилие перед системой добирались даже до дорожной милиции, это смеха не вызывает.

К концу фильма начинается настоящая чушь. Охрана, напоминаю, на уровне швейцарского сыра, так что аферистка собственноручно ухитряется расправиться с ней. И если ключевую особу коррупционной сети грохнули, то как могли прокрутить признание мафиозного главаря недееспособным? И как могло быть, что этот главарь жил вообще без документов, даже поддельных? А потом — главарь и леди, которая мучила его мать и была готова замучить главаря, решили объединиться.

Ну и, разумеется, порадовала концовка — разбогатевшую леди убивает тот самый распсиховавшийся реднек. Опять, получается, охрана «во лошáки»?

Вердикт: не смотреть

Детский вопрос: Что означает «еврей»?

«Украинец» в целом означает, что вырос на Украине и говорит на украинском языке. «Итальянец» — в Италии и на итальянском, и так далее. Есть очень много тонкостей, которые зачастую приводят к межнациональным трениям, но в целом так.

Когда из-за каких-то социальных потрясений (например, войн) люди другой национальности приходят, но не «растворяются» в народе, а начинают компактно жить, говорить на другом языке, исповедовать другую религию и со скрипом признавать местные законы — это всегда вызывает подозрение у хозяев. Начиная с XIX века, когда страны соединили поездами и пароходами, такое бывает часто (китайские кварталы в Америке, арабские беженцы в Европе) — вот только у евреев это случилось за тысячелетие до.

Родина евреев — между Мёртвым и Средиземным морем, современные Израиль и Палестина. Евреев было несколько разных сортов и между ними были межнациональные трения, неплохо описанные в Библии, но для нас они все евреи. Когда эту территорию завоевал Рим (I век до нашей эры), они с трудом принимали главенство Рима и даже поднимали восстания, которые жестоко подавляли, из-за чего много евреев покинуло места обитания. Окончательную точку поставило завоевание Палестины арабами (VII век нашей эры).

И вот люди без страны живут городками в городах, исповедуют иудаизм, говорят на непонятном языке, проталкивают в органы власти своих. К тому же из-за религиозных традиций как минимум читать должен каждый, и в этих городках образование было намного лучше, чем мог позволить средний житель окрестности — так что евреи часто становились юристами, врачами, банкирами и другими специалистами. Ну какое отношение к таким людям? Зависть и опаска.

Так что правители, на чьих территориях селились евреи, постоянно принимали законы, что могут делать евреи и что не могут, где могут жить и где не могут. Евреям, перекрестившимся в христианство, делали попущения. Со всеобщим нерелигиозным образованием главное преимущество еврейских кварталов пропало, но остался один стереотип о них — они якобы помогают друг другу по национальному признаку, обманывая остальных. И иудаизм, который никуда не делся.

Детский вопрос: Для чего придумали слова, которые нельзя говорить?

Вкратце: 1) их нельзя говорить в определённом обществе как признак хорошего воспитания; 2) нерациональное избегание настоящего имени.

Все три основных русских матерных слова исконно славянские и даже отслежены корни к индоевропейскому языку. Другие — слова кондом и педераст, видоизменившиеся в народе.

Некоторые слова являются табуированными: употреблять их недопустимо по какой-то нерациональной причине (табу — у полинезийских племён религиозный запрет). Например, в «хорошем» обществе запрещены названия некоторых процессов в нашем организме (какать), просторечные слова (шнобель), слова, которые могут обидеть их носителей (калека). Для чего? — чтобы показать, что ты воспитан в хорошем доме, а не улицей.

Суеверные люди стараются не упоминать даже связанные с отрицательными эмоциями предметы, опасных животных и выдуманных персонажей: так, чёрта называют «лукавый».

Но, как известно, «жопа есть, а слова нет», и это дело приходится как-нибудь называть, и для этого есть эвфемизм («с греческого «хорошая речь»): в положении вместо беременна, выйти или попудриться, а не пи́сать. При этом случается так называемый «конвейер эвфемизмов»: эвфемизм сам становится основным названием, и для него придумывают новый эвфемизм. Слово медведь — бывший эвфемизм (что-то вроде «медоед»), до этого его называли чем-то вроде «бер» (однокоренное с «бурый»), подозревают, что оно тоже эвфемизм, но что было раньше, неизвестно. Конвейер действует и поныне: современные охотники называют медведя «хозяин» или «Потапыч».

Подобное деление лексики на «плохую», «хорошую» и «возвышенную», сильно выраженное в русском языке, привело к слову креатив: ну чувствуют «креативщики», что их дело нельзя называть творчеством.

В английском очень мало выраженной «плохой» лексики, зато есть «плохие» говоры: например, кокни — диалект лондонских рабочих. Так что просторечный говор в переводе часто заменяют просторечной лексикой.

О заимствованиях: ответ на статью Мещерякова

Исходная статья

Я уже говорил, как Николай Стариков получил второй приз ВРАЛ за излишнее форсирование злой воли англосаксов и крайнее двоемыслие: он говорит «я историк» или «я не историк», когда ему нужно так или этак. Подозревают, что такая позиция ему нужна, чтобы хоть тушкой, хоть чучелом попасть в большую политику. Языковед, получается, из него тоже никакой.

Я и сам в предыдущем предложении написал «лингвист», потом исправил на «языковеда». Я говорю не «ревью», а «ревизия», не «исключение», а «авария», не «сборка мусора», а «сбор». Но всё-таки мне не нравится его тяга к русским словам.

Начнём с «добровольца», «волонтёра» и «доброхота». «Доброхот» давно обзавёлся отрицательным смыслом: это «добренький дядя», который «спичку поднёс». «Волонтёрство» — это регулярная работа добровольцем: волонтёр в качестве хобби или даже основной работы спасает людей или животных.

Верно, слово «индустрия» заменяет сразу два понятия: «промышленность» и «отрасль». Если промышленность индустрией называют редко, то слово «отрасль» для английского «industry» даже отыскать сложно.

На «модем» автор наговаривает: это «модулятор-демодулятор», всё в порядке. С «тостерами», «сплиттерами» и «ресиверами» — это не столько смутное время языка, сколько смутное время техники, когда из-за бугра приходят невиданные технические чудеса. Но в этом же и сила русского языка: спутниковый, например, ресивер в первую очередь не принимает спутниковый сигнал (как приёмник), а раскодирует его.

Есть, кстати, и русские слова в новой бытовой технике: как удачно назвали восточную машинку для варки риса, к которой приделали пару программ для западной еды, «мультиваркой».

Пропустим философию и вернёмся к словам. С одной стороны, иностранные слова действительно используются как эвфемизмы: говорить «неконтролируемая децентрализация», например, о ситуации в 1991-м не стоит. Но «децентрализация» не всегда «распад»: это передача инициативы из центра на места, хорошо это или плохо. Ну а с «электоратом» это дегуманизация или расчеловечивание: за политика голосуют не люди со своими мнениями, а безликая масса, которой можно помыкать.

К тому же заимствования обычно гибче русского. Ещё Журавлёв («Диалог с компьютером») в позднем СССР упоминает, что слова «ЭВМный» и «ЭВМизация» как-то не звучат. А ещё радиоприёмник у них «radio» или «wireless», так что слово «receiver» не особо им мешает, а у нас надо как-то различать старый «приёмник» и новый «ресивер».

Русский язык, что удивительно, всё время активно заимствовал: да, в нём есть «клещи», «кусачки» и «круглогубцы», но есть и «пассатижи» (французское, комбинация плоскогубцев и кусачек). Суффикс «-ист» латинского происхождения, но студента можно назвать «хвостистом», и орфография даже не подчёркивает это слово. Чуковский упоминал детское слово «лошадист» — то есть «-ист» обрусел настолько, что его присоединяют к совсем не латинском словам.

Автор верно сказал про «кимоно» и «пиццу»: это так называемые экзотизмы. Слова, показывающие реалии других стран, и их сложно или невозможно точно передать по-русски.

Ну и последнее: как поддерживать культуру? А никто пока не знает, как. Методы государственной поддержки что в России, что на Украине такие, что народ плюётся. А с экономикой — встраивать Россию и Украину в глобальное разделение труда бессмысленно: даже Украина слишком велика, чтобы одна-две отрасли, которые ей дадут, дали нужное количество денег 34 миллионам, которые сейчас, по косвенным подсчётам, здесь остались. В отличие от 5-миллионной Норвегии, которая вполне себе живёт на нефти северных морей. Может быть, новый уклад даст большая война… но так хочется без войны!

Архимедов бильярд, ответ

Текст задачи

Вкратце: величины x=u·√n и v связаны уравнением x²+v²=const. При соударении их скорости меняются по закону v+x·√n=v′+x′·√n, при ударе об стену — v′=−v.

Получается множество углов, вписанных в окружность, чья величина — arctg(1/√n), что довольно точно (с небольшим недостатком и точностью до n1,5) соответствует 1/√n. Соответствующий центральный угол — чуть меньше 2/√n, и сколько этих углов вписывается в 2π?

Что можно на этот счёт сказать? Часто довольно хитрыми преобразованиями можно связать ряд, чья сумма связана с π, с длиной окружности. Например: формула πr² получается, если приблизить площадь круга площадью вписанного многоугольника. А вот подобными преобразованиями показываем площадь сферы.

Если идти дальше — можно доказать 4/3·πr³ как объём вписанного многогранника…

Тоска по СССР тех, кто в СССР не жил

В ответ lost_buddha

На Украине я такого не видел никогда, причины этому вижу три: сильно отрицательное отношение к СССР в образовании, меньше места для крупного бизнеса и меньше количество открытого пренебрежения к закону на бытовом уровне. А вот в РФ вполне могло быть.

С образованием и пропагандой — понятно. РФ считает себя преемником СССР, а Украина — хочет от него отстраниться. Пропагандистский образ СССР у тех и других далёк от реальности и собирает всё хорошее/плохое из разных эпох: например, без блата и дефицита, но с бесплатным жильём, спутником и БАМом.

Меньше места для крупного бизнеса. Из крупных месторождений на Украине уголь, железо и марганец, а значит, можно экспортировать разве что сталь. Немалая доля ВВП Украины — заробитчанство: по данным Международной организации по миграции за 2007, только из ЕС 8% ВВП, и эти деньги сложно подмять под себя. Появлению латифундий Украина до последних лет мешала. А значит, меньше явного неравенства.

UPD1. Промышленность. Ориентация на РФ всегда была скользкой дорожкой: украинское молоко и конфеты РФ любила, но вещи покрупнее (например, авиационные турбины) импортировала по инерции с СССР. А Европа никогда не была крупным рынком Украины. Так что с промышленностью тоже нехорошо.

Украина — достаточно унитарная страна. То есть, несмотря на общий треш, центральное правительство как-то контролирует работу ведомств на местах и бюджетные потоки.

Украина — достаточно однородная страна. Помимо украинцев и русских, которые естественным образом населяют Украину и мало отличаются по мировоззрению, остальных не более 5 процентов.

РФ же в 90-е чудом не распалась, и результатом этих центробежных тенденций, помноженных на неоднородное население, стали «неприкасаемые», которые могут безнаказанно делать что угодно. 2010-е годы, РФ пытается быть крутой страной, начинает закручивать правовые гайки, но неприкасаемые остались и их беспредел стал особенно виден на фоне народа, который ходит строем. К тому же подключается славянский менталитет: морально не то, что законно, а то, что заслуженно.

Вот и всё.

Не совсем детский вопрос: Чему учат в школе?

Мне 26, а я до сих пор не понимаю, почему в школе нам рассказывали про какие-то дискриминанты или достижения левых людей, но не рассказали, как зарабатывать деньги, общаться с людьми или, например, справляться с чувством тоски по человеку, которому ты не впал.

Начнём с заработка. Стандартный способ зарабатывать деньги — выучиться, стать специалистом и работать на общее благосостояние. Для профориентации школе и учебно-производственному комбинату нужно показать самые разные науки и профессии. Ну а нестандартные способы заработка зависят от кучи посторонних факторов, сменяются чаще, чем учебные программы, и в принципе недоступны всем, ибо нестандартные. Уже в мои 90-е с профориентацией было нехорошо — сейчас, наверно, ещё хуже.

Кроме того, так школа учит перерабатывать информацию, крайне важный навык в нашей жизни. Хотя, по-моему, важны не столько люди, сколько исторический контекст, когда случилось то или иное достижение, и это действительно недочёт.

Деловое общение мы осваивали и на родном языке, и на иностранном. Неформальное же общение сложно вместить в программу с уроками и оценками. К тому же конспектировать наперёд на «авось потребуется», а не решать имеющиеся проблемы — дело старших классов, которые и так, к сожалению, перегружены — к поступлению готовиться надо.

Я слышал про предмет «обществоведение», которого у нас не было. А были основы права, тоже хорошая штука. В первую очередь рассказывали про административное, гражданское и трудовое право — то, с чем приходится сталкиваться в первую очередь.